АНДРЕЙ КРАВЦОВ
CОЗДАТЕЛЬ МАРКИ

Интервью: Макси Шилов
Фото: S H U

СТУДИЯ S H U

Расскажи, чем ты занимался последнее время. Последнюю неделю.

Неделю назад я был в Китае. Каждый год я выбираю лучших сотрудников и показываю им эту страну. В этот раз их было двое: Дима, менеджер по оптовым продажам и Глеб, управляющий магазином в Екатеринбурге. Я показывал им наши фабрики, мы ездили в Гонконг, чтобы ощутить величие Азии. Последние два дня в Китае мы дорабатывали весенние сэмплы и делали новые зимние.

НА ВЫСТАВКЕ PITTI UOMO 95

В сознании многих людей, которые застали девяностые, есть мнение, что произведенное в Китае – это нечто плохого качества. Но ваша одежда прямое доказательство обратного. Был ли у тебя переход и смена отношения к Китаю, когда ты проникся культурой и качеством производства там?

Я уехал в Китай именно за тем, чтобы пошить нашу базовую классическую модель плаща. Уехал из-за невозможности сделать в Петербурге именно так, как я это видел – с проклеенными швами, с выбором цвета ткани, с цветопробами и с тем качеством, которое требовалось. Я понимал, что шить в России я не хочу и не буду. То, что я увидел в Китае, было поразительным и вот уже пятый год наше производство находится именно там. Первые два года мне пришлось жить в Китае, сейчас достаточно ездить каждый месяц на семь-десять дней.

Я правильно понимаю – ты поехал в Китай, потому что видел развитие марки в массовом производстве? Расскажи, какие задачи у тебя стояли, оправдались ли они, и какой ты видишь потенциал дальше?

С первых дней я видел бренд мирового масштаба. И Китай – это центр и сила производства. Это мировая индустрия, где все зарождается, где все новинки появляются уже сегодня, и там мы являемся мировым брендом. Мы можем делать бесконечные объемы и все, что я задумал, там возможно воплотить. Здесь, к сожалению, нет.

Что такое SHU? Это бренд из России или у него не должно быть границ? В чем его идентичность?

SHU из России, из Санкт-Петербурга – именно этот город определил направленность бренда. Первой и самой главной вещью SHU является яркий непромокаемый плащ. Это и есть идентификация относительно места, где зародился бренд. При этом у нас нет убеждений, что наше производство должно быть только в России. Да, когда-то я думал, что я буду шить только сам и никаких фабрик никогда не будет. Но количество заказов и скорость развития бренда определили необходимость работать с фабрикой. Наше производство находится там, где есть возможности и где есть гарантия, что наши идеи будут воплощены – это Китай. И в этом смысле мы интернациональный бренд.

Если я правильно понимаю, вы находитесь в сегменте sport / casual брендов, таких как Rains, Uniqlo, и пр. Насколько для тебя важно отличаться от них?

Я скажу и да и нет. Есть ещё North face или Patagonia. Наша база и основа – непромокаемость, это и есть наше направление. В данный момент мы развиваемся, создаём новое, интересуемся всем, что есть в индустрии. Мы себя не определяем только в том, что мы делаем непромокаемые вещи и все. Нет. Мы ищем новые формы для выражения.

Кто ваша аудитория? Какой ты её видишь сейчас и сочетается ли она с тем, что ты хотел бы?

Мне нравится то, что SHU носят абсолютно разные люди из разных сфер. В этом смысле мне нравится то, что у нас не узконаправленная аудитория, а вообще широкий спектр.

Я вижу, что есть opion-лидеры, либо люди, на которых вы хотели бы равняться; к примеру, вы делаете коллаборации с «Мумий Троллем», с другими рок-музыкантами. Расскажи, откуда это все пошло, и есть ли задача, с помощью таких проектов, придать дополнительную идентичность марке?

Долгое время до того, как я начал сам шить, я занимался музыкой. В знак благодарности, первые годы я шил плащи и дарил их на концертах любимым музыкантам. Это был знак уважения – их музыка меня вдохновляла, а я делал им приятное. Мы до сих пор придерживаемся лишь личной симпатии – кто нам близок, с тем мы и пытаемся работать. Я считаю, что это самый честный, искренний метод. Мне нравится чье-то творчество, бизнес, мы пишем им, что вы молодцы, давайте что-нибудь сделаем. И мы делаем.

НА ВЫСТАВКЕ PITTI UOMO 95

Возможно ли существование бренда без Андрея Кравцова?

Я думаю, что конечно, возможно, ведь я не буду жить вечно. Моя задача в личном бренде — сделать так, чтобы без моего личного присутствия этот бренд жил ещё долгие годы и не терял направление источник, силу и понимание, для чего все это создавалось.

Как строится твой день?

Если я нахожусь в Москве, если это лето, как правило, это ранний подъем, бег и принятие ванны – время вообще без телефона. То есть я нахожусь в полной отключке. Дальше это либо офис, либо, если я нахожусь в Китае, рабочие процессы – обсуждение планов, посещение фабрики. Ну, и вечер – это время для встреч или для уединения в другую сторону, например, пластинки, книги.

СТУДИЯ S H U

Расскажи про команду. Правильно ли я понимаю, что для тебя важно формирование команды и у вас нет случайных людей? Как ты думаешь, это вопрос масштаба (насколько я знаю, вас сейчас человек тридцать) или чего-то другого?

Тридцать, да. Я считаю, что каждый, кто делает вместе со мной этот бренд, должен быть партнером и другом, то есть вы должны быть на максимальном коннекте и чувствовать друг-друга. Не просто рабочие какие-то процессы. В этом смысле мне кажется, что у меня получается быть с каждым. Я понимаю, что, чем больше будет бренд, тем времени на контакт будет меньше. Но для меня важно встретиться с каждым, поговорить, спросить, что они думают, есть ли какие-то вопросы ко мне и вообще в целом идеи.

Вопрос про корни. Сначала Урал, потом Санкт-Петербург, потом Москва. Насколько для тебя важна энергетика места, где ты существуешь, придумываешь новые коллекции?

Я скажу так, что каждому городу – своё время. Я искренне рад, что родился на Урале, потому что меня это сильно закалило. Североуральск – это суровое место, где шахты и зоны. И в этом смысле я только рад, что у меня есть это воспитание. Дальше важным местом для меня был Санкт-Петербург, он меня воспитал эстетически. Я знакомился и видел именно тех людей, которые мне открыли взгляд на какие-то тонкие вещи, и это меня перенаправило. И там, под слоями прекрасного, родилась моя история бренда, я начал созидать. Дальше, когда я почувствовал силу и масштаб своей энергетики, я понял, что должен идти дальше, воплощать свои идеи. И я не задумываясь понял, что я должен быть в Китае и делать то, что я уже начал делать.

Насколько для тебя важно развитие, и что для тебя является фактором успеха?

Успех – это то, когда ты чувствуешь, что ты что-то сделал. Не кто-то похвалил, сказал тебе приятное, а ты сам увидел и почувствовал результат – ты молодец, ты работал, делал и вот у тебя есть что-то осязаемое и ты себя не обманываешь. Ты четко понимаешь, что вот это есть и все. Есть мини-задачи, мини-планы, которые ты ставишь перед собой, и ты их добиваешься и это такие мини-успехи, когда ты всегда чувствуешь, молодец ты или нет.

Какие задачи на следующий год, когда ты сможешь сказать, что ты молодец?

Мне бы хотелось начать работу с интернациональными компаниями. Раньше стояла задача – наладить уровень производства на мировом уровне. Теперь я разбираюсь, как это делается – за четыре года я очень много изучил и узнаю еще больше. Дальше – это планы на коммуникацию с внешним миром, чтобы то, что мы делаем, было интересно именно на мировом уровне. Самому топу, тем, кто в этом понимает. И это самый главный наш вызов. Мой личный и наш всех.

СТУДИЯ S H U

У тебя когда-нибудь заканчивается вдохновение?

Бывают, естественно, спады , когда ты не чувствуешь фидбэка от внешнего мира. Но это все быстро проходит из-за того, что есть очень много задач и их нужно выполнять. Есть уже ответственность за людей, с которыми я рядом и которые рядом со мной. Все спады быстро проходят, если ты вкалываешь и вкалываешь.

СТУДИЯ S H U

В чем измеряется качество помимо технологических аспектов?

С каждым разом можно сделать лучше. Можно постоянно изучать самый верх, кто действительно является мастером своего дела и стремиться к ним. Вот мне нравится Япония и Скандинавия, то, что там есть запредельный уровень понимания того, как должно быть сделано. Есть понятие такое в Китае и в Японии – мастер своего дела – и моя задача - приблизиться к этому понятию, я к этому иду.

Видишь ли ты глобальный потенциал развития бренда?

Последний год мы направлены на Европу и на будущий год есть задача показать им то, что мы делаем. Многие этого не видели и нам нужно не навязать это, а просто им показать, чтобы они оценили то, что мы делаем, по существу.

Есть ли для тебя какой-то авторитетное мнение, либо человек, который влияет на формирование твоего видения? Или ты идешь своей дорогой, не оглядываясь на других?

Мнение людей, которые есть рядом, они все авторитетны. Во-первых, потому что мы создаём это вместе, и я всегда в команде спрашиваю, что ты думаешь об этом, есть ли у тебя какие-то мысли. Это суперважно – дать возможность высказаться и я всегда прислушиваюсь. Во-вторых, всегда важно учиться у тех, кто знает больше, чем ты, и я в этом смысле всегда нахожусь в поиске. И это есть, наверное, мой плюс – я учусь у более сильных. Два направления – те, кто рядом, и ещё чуть выше.

Есть у тебя в планах использовать более экологичные и этичные материалы в производстве одежды?

Мы не используем материалы животного происхождения. Что касается экологии, в этом году я задумался об этом, прочитав книгу «Patagonia». Patagonia делает с 91-го года футболки из перерабатываемых бутылок и у них там целые фабрики, американские инвестиции. В России только сейчас доходят до этого, у нас нет такого бэкграунда.

НА ВЫСТАВКЕ PITTI UOMO 95

Но есть какой-то челлендж, который вы хотите преодолеть?

Да, и я уверен, что это верный путь, правильный, пусть модный. Я уже задумываюсь, что мы можем возвращать наши вещи, делать скидку и эти вещи перерабатывать, но здесь очень важна поддержка государства, потому что это индустрия и она должна развиваться. Если этого не случится, возможно, мы станем еще чуть мощнее и начнем делать это сами. Я больше в это верю, чем в то, что нам будет кто-то помогать.

Есть такие моменты, когда все надоедает и можешь ли ты сказать своим сотрудникам – «Я временно отхожу от дел, хочу отдыхать, слушать пластинки и записывать альбом»?

Если я даже захочу записать альбом, это не помешает и не перенаправит меня. Мы берем каждый раз новые вершины, я чувствую, что я на своем месте, у меня нет вопросов, а мое ли это. Я вижу, что мы фигачим, я думаю постоянно об этом, я чувствую, что мы с каждым разом делаем все интереснее, новее, масштабнее. Поэтому то, что я уйду в сторону и буду писать картины…Мне кажется, что это возможно и будет, но будет как хобби, но не определяющее мою жизнь.

Зачем ты это делаешь. Это вопрос самореализации?

Здесь есть один вопрос, самый главный — ты можешь это не делать? Если можешь не делать, ну, не делай тогда, но я не могу этого не делать. Просто меня прет от этого и все.

То есть, у тебя не стоит вопрос зачем?

Стоит. Естественно, стоит. Здесь ты можешь давать много ответов – потому что я не могу это не делать и многое другое. Но я хочу что-то изменить в своей жизни и жизни других. Я просто вижу, что это и есть жизнь. Есть энергия между людьми, самая настоящая, живая, искренняя и то, ради чего мы все должны жить. Ты чувствуешь это и все. И люди чувствуют это, они идут за нашей одеждой, потому что они чувствуют, как мы горим этим всем.